вторник, 28 сентября 2010 г.

Nota Bene от 29 сентября 2010

Почему Иран является ключевым регионов в противостоянии США и Европы, сможет ли Китай обеспечить каждого китайца парой джинсов и автомобилем, а также 630-я годовщина Куликовской битвы – в очередном выпуске рубрики Nota Bene!

В мире вокруг нас кипят тайные политические битвы. Однако они если и прорываются на видимую поверхность СМИ, то зачастую кажутся нам, людям непосвященным, и странными, и загадочными, а порой – глупыми. Бисмарк утверждал, что война есть продолжение политики иными средствами. Его идейный приемник Людендорф развил эту максиму до предела – политика есть всего лишь продолжение войны иными средствами. Помните присказку советских времен – только бы не было войны? Сейчас ее впору переиначить – только бы не было политики. Увы, но ни от того, ни от другого мы не избавлены. Как говорится, незнание политики не освобождает нас от ее последствий.

Сергей Лопатников. Иранский драйв
«Стремление США обрести контроль над Ираном – важнейшим источником нефти для Европы – диктуется вполне прагматическими геополитическими соображениями и неизмеримо важнее для них, в силу масштаба задачи, чем наличие или отсутствие у Ирана ядерных возможностей. Вполне вероятно, что человечество присутствует при первых раскатах грома начинающейся битвы между США и Европой за мировое политическое и экономическое лидерство. Иран же, в отличие от Пакистана, занимает в этой битве гигантов ключевое место. Этим, вероятно, и объясняется особое отношение США к Ирану, столь отличное от их отношения к Пакистану, находящемуся в стороне от американо-европейских коллизий.»


Самый огромный рынок Китая – это сам Китай. Но как не парадоксально, именно этот рынок и остается для него самым закрытым и самым неосвоенным. Такова расплата за экономический и технологический рывок, которая совершила страна. Вы думаете, что основной ключ к такому рывку - в руках трудолюбивых китайских рабочих? Ошибаетесь. Если что и делает Китай передовой экономикой мира, то это не столько трудолюбие его пролетариата, сколько аскетизм сотен миллионов рабочей силы на фабриках и в сельском хозяйстве. Китай паразитирует на гедонизме современной западной цивилизации, очень осторожно и дозировано допуская собственное население к всемирному пиршеству потребителей. Рабочий-аскет пока нужнее Китаю, нежели менеджер-гедонист.

Анатолий Вассерман. Делать или делить
«Китайские джинсы по 20 долларов продаются не только в США, но и по всему миру. Значит, американские торговцы получают деньги не от одних лишь своих сограждан, но и от канадцев, и от жителей Европейского союза, и от нас… С учетом такой глобализации выходит: весь мир — а не одни США — платит Китаю за его труды. А поскольку китайский рынок нуждается лишь в очень немногих товарах, производимых за пределами страны (ибо они рассчитаны в основном на продвинутых обитателей общества потребления), весь мир — а не одни США — оказывается должником Китая.»


Настоящие поэты обладают удивительной прозорливостью. Своими стихами они словно переносятся в те времена, о которых пишут. Ветераны, которые слышали военные песни Высоцкого, считали, что их пишет поэт, прошедший войну, потому что о правде войны невозможно прочитать в книгах. Это можно только пережить. В цикле, посвященном Куликовскому полю, Блок написал: «Мы, сам-друг, над степью в полночь стали; Не вернуться, не взглянуть назад. За Непрядвой лебеди кричали И опять, опять они кричат...» Почему поэт написал – не вернуться, не взглянуть назад? Что же там происходило на реке Непрядве 630 лет тому назад?

Владимир Бушин. «НЕ ВЕРНУТЬСЯ, НЕ ВЗГЛЯНУТЬ НАЗАД...»
«Вопрос на совете стоял один: переходить Дон и Непрядву навстречу ордынцам, или встретить более многочисленного врага на левом берегу? Ведь вроде бы выигрышно стоять за водной преградой, которую противник должен преодолеть. Спорили жарко. Были сторонники и того, и другого решения. А ведь около Одоева, верстах в 35, стояли войска Ягайло Литовского и Олега Рязанского, которые должны были соединиться с Мамаем. Решающее слово рек великий князь: "За Дон!"»

Комментариев нет: