вторник, 28 сентября 2010 г.

Nota Bene от 29 сентября 2010

Почему Иран является ключевым регионов в противостоянии США и Европы, сможет ли Китай обеспечить каждого китайца парой джинсов и автомобилем, а также 630-я годовщина Куликовской битвы – в очередном выпуске рубрики Nota Bene!

В мире вокруг нас кипят тайные политические битвы. Однако они если и прорываются на видимую поверхность СМИ, то зачастую кажутся нам, людям непосвященным, и странными, и загадочными, а порой – глупыми. Бисмарк утверждал, что война есть продолжение политики иными средствами. Его идейный приемник Людендорф развил эту максиму до предела – политика есть всего лишь продолжение войны иными средствами. Помните присказку советских времен – только бы не было войны? Сейчас ее впору переиначить – только бы не было политики. Увы, но ни от того, ни от другого мы не избавлены. Как говорится, незнание политики не освобождает нас от ее последствий.

Сергей Лопатников. Иранский драйв
«Стремление США обрести контроль над Ираном – важнейшим источником нефти для Европы – диктуется вполне прагматическими геополитическими соображениями и неизмеримо важнее для них, в силу масштаба задачи, чем наличие или отсутствие у Ирана ядерных возможностей. Вполне вероятно, что человечество присутствует при первых раскатах грома начинающейся битвы между США и Европой за мировое политическое и экономическое лидерство. Иран же, в отличие от Пакистана, занимает в этой битве гигантов ключевое место. Этим, вероятно, и объясняется особое отношение США к Ирану, столь отличное от их отношения к Пакистану, находящемуся в стороне от американо-европейских коллизий.»


Самый огромный рынок Китая – это сам Китай. Но как не парадоксально, именно этот рынок и остается для него самым закрытым и самым неосвоенным. Такова расплата за экономический и технологический рывок, которая совершила страна. Вы думаете, что основной ключ к такому рывку - в руках трудолюбивых китайских рабочих? Ошибаетесь. Если что и делает Китай передовой экономикой мира, то это не столько трудолюбие его пролетариата, сколько аскетизм сотен миллионов рабочей силы на фабриках и в сельском хозяйстве. Китай паразитирует на гедонизме современной западной цивилизации, очень осторожно и дозировано допуская собственное население к всемирному пиршеству потребителей. Рабочий-аскет пока нужнее Китаю, нежели менеджер-гедонист.

Анатолий Вассерман. Делать или делить
«Китайские джинсы по 20 долларов продаются не только в США, но и по всему миру. Значит, американские торговцы получают деньги не от одних лишь своих сограждан, но и от канадцев, и от жителей Европейского союза, и от нас… С учетом такой глобализации выходит: весь мир — а не одни США — платит Китаю за его труды. А поскольку китайский рынок нуждается лишь в очень немногих товарах, производимых за пределами страны (ибо они рассчитаны в основном на продвинутых обитателей общества потребления), весь мир — а не одни США — оказывается должником Китая.»


Настоящие поэты обладают удивительной прозорливостью. Своими стихами они словно переносятся в те времена, о которых пишут. Ветераны, которые слышали военные песни Высоцкого, считали, что их пишет поэт, прошедший войну, потому что о правде войны невозможно прочитать в книгах. Это можно только пережить. В цикле, посвященном Куликовскому полю, Блок написал: «Мы, сам-друг, над степью в полночь стали; Не вернуться, не взглянуть назад. За Непрядвой лебеди кричали И опять, опять они кричат...» Почему поэт написал – не вернуться, не взглянуть назад? Что же там происходило на реке Непрядве 630 лет тому назад?

Владимир Бушин. «НЕ ВЕРНУТЬСЯ, НЕ ВЗГЛЯНУТЬ НАЗАД...»
«Вопрос на совете стоял один: переходить Дон и Непрядву навстречу ордынцам, или встретить более многочисленного врага на левом берегу? Ведь вроде бы выигрышно стоять за водной преградой, которую противник должен преодолеть. Спорили жарко. Были сторонники и того, и другого решения. А ведь около Одоева, верстах в 35, стояли войска Ягайло Литовского и Олега Рязанского, которые должны были соединиться с Мамаем. Решающее слово рек великий князь: "За Дон!"»

вторник, 21 сентября 2010 г.

Nota Bene! от 21 сентября 2010

Приключения русских в Южной Корее, электронное правительство Сальвадора Альенде и где России искать инновации – в очередном выпуске рубрики Nota Bene!

Странно, но почти у каждой страны Юго-Восточной Азии имелся или имеется свой «брат-близнец». Китай и Тайвань. Южная и Северная Корея. Южный и Северный Вьетнам. Как в знаменитом символе инь и янь – черное и белое, но не разделенное, а взаимопроникающее друг в друга. Эти страны словно призваны на практике опровергнуть стереотипы европейского детерминизма – будто процветание государства определяется национальным характером. Разделенная надвое Корея породила идеократическое общество КНДР с ее идеологией «чучхе», то есть опорой на собственные силы, и высокотехнологичное южнокорейское общество, искренне убежденное, что только Корея делает лучшую продукцию в мире. Работники не бывают плохими или хорошими, плохими или хорошими бывают менеджеры.

Анна Рудницкая. Бремя белого инженера
Меньше чем за жизнь одного поколения превратившаяся из беднейшей страны мира в мощную индустриальную державу, Южная Корея сегодня впервые в истории открывается миру. Учит английский, отправляет студентов в университеты США и Европы и приглашает на работу в святая святых своей экономики — чеболи, финансово-промышленно-торговые группы, базирующиеся на семейном капитале вроде Samsung или LG, — иностранцев, включая россиян и выходцев из СНГ. Они называют себя «белой мебелью», хвалят Корею, ругают ее жителей, тоскуют по родине — и не хотят возвращаться.


Скорость научного прогресса порождает удивительную иллюзию. Кажется, что все технологические новинки, окружающие нас, изобретены буквально вчера. В результате не такое уж и далекое прошлое предстает перед нами чуть ли не каменным веком. Ну, действительно, как мучались люди 70-х годов прошлого века без сотовых телефонов! Как страдал подросток 80-х годов без компьютера и компьютерных игр! А что уж говорить о 60-х! Тогда и телевизоры, наверное, еще не изобрели… Ах, изобрели? Неужели! Может, скажете, что и Интернет тогда уже был?!

Воображариум науки
«В 2003 году, спустя 30 лет после переворота Пиночета в Чили, британская газета "The Guardian" сообщила одну интереснейшую подробность переворота: "Когда тридцать лет назад вооружённые силы Пиночета свергли чилийское правительство, они обнаружили коммуникационную систему революционеров - "социалистический интернет", опутавший всю страну. Его создатель? Эксцентричный учёный из Суррея."»


Как известно, математическую модель гелиоцентрической системы разработал Коперник. Система Птолемея предполагала, что в центре мироздания находится Земля, а все планеты и светила движутся вокруг нее. За века своего развития птолемеевская модель была усовершенствована до такой степени, что ее точность определения положения светил превосходила более верную систему Коперника. Увы, но такова судьба всех, как бы мы сегодня сказали, инноваций. На первых шагах развития они зачастую проигрывают в эффективности более старым технологиям. Однако в современном мире царит культ инноваций. Они однозначно соотносятся с лучшим, прогрессивным, с движением вперед, к светлому будущему. Но так ли это все однозначно?

Егор Холмогоров. Россия, назад?
«Надо понимать, что никакого научно-технического прогресса как процесса накопления инноваций и знаний не существует. Любые инновационные процессы носят двусторонний характер: с одной стороны — разработка и приобретение новых технологий, с другой — вытеснение и забвение старых. Ошибочно предполагать, что старые техники уходят куда-то в технологическое бессознательное и могут быть легко в любой момент оттуда вытащены — это не так. Обычно любая технология умирает вместе с последним носителем устной незадокументированной информации по ней, а именно эта информация и составляет самое важное, что есть в этой технологии.»

четверг, 16 сентября 2010 г.

Черный Ферзь самоиздан в Lulu

Альтернативное воплощение ненаписанного братьями Стругацкими четвертого романа о приключениях Максима Каммерера на планете Саракш. Старые герои в новом обличье и с новыми именами! Добро пожаловать в мир Островной Империи! 

Задуманный братьями Стругацкими, но так и не воплощенный на бумаге роман "Белый Ферзь" должен был описывать приключения Максима Каммерера в Островной Империи. По замыслу авторов, Каммерер, он же Белый Ферзь, расследовал обстоятельства гибели личного врача Льва Абалкина Тристана и в процессе своих поисков обнаруживал подлинное устройство жестокого мира Островной Империи, где за двумя кругами ада располагался что ни на есть подлинный мир Полудня, который никак не мог существовать без охранительных кругов, вмещавших подонков всех мастей. 

Роман "Черный Ферзь" есть попытка написать собственную версию мытарств Максима Каммерера в чудовищном мире Островной Империи. Старые герои в новом обличье и с новыми именами в мире, воссозданном метагомом Тойво Глумовым и населенном теми, кого он когда-то любил и ненавидел. Мир, сотворенный метагомом то ли для собственного развлечения, то ли для поиска рецепта производства Счастья в космических масштабах, а не на отдельно взятой Земле 22-23 веков.

среда, 15 сентября 2010 г.

Nota Bene! от 15 сентября 2010

Бытует, на мой взгляд, опасное заблуждение, что деньги могут все. Если писателю платить как Стивену Кингу, то он будет писать как Лев Толстой. Если в десять раз поднять зарплату врачам, то каждый из них станет, по меньшей мере, добрым доктором Айболитом. Если ученый получит квартиру, машину, дубленку, а жить будет в Сколково, то открытия посыпятся из него, как из Эйнштейна. Увы, если бы все было так просто, а человеческая добросовестность, творческая активность и работоспособность поддавались столь простым стимулам. Если взяточнику платить больше зарплату, то, скорее всего, его аппетиты на поприще мздоимства лишь возрастут. Если бездарность осыпать золотом, то ничего путного он все равно не сотворит. Конечно, не следует впадать в крайность и делать ставку лишь на моральное стимулирование. Увы, доски почета и переходящие красные знамена не спасли социализм от гибели. Выход – где-то между этими крайностями.


Сергей Лукьяненко. С чего начинается Родина
«День учителя, День медицинского работника, День защитника Отечества... Гремят концерты, в Кремле вручают медали и награды, по радио звучат песни. Почти как в советское время. И причина понятна – ни врачам, ни учителям, ни военным (в массе своей) жить легче не стало. Вот и компенсирует государство, как может, маленькие зарплаты и тяжкий труд подчеркнутым вниманием... вот только вспоминается почему-то старенький султан из анекдота, который обходит свой гарем, целуя красавиц в лоб и печально повторяя: «Чем могу...»


Любимое развлечение Интернет-жизни – сравнивать благосостояние здесь и там. Здесь – это у нас в стране или в СССР 70-80-х годов прошлого века. Там – это США и прочие страны золотого миллиарда. На дискуссию налетают, как вороны, сторонники капитализма и социализма, блюстители социал-дарвинизма и поборники коммунистической справедливости. Как ни удивительно, но убежденный патриот России, считающий что здесь жить лучше, вполне может проживать в США, Германии и Израиле, тогда как, скажем мягко, критики России вполне уютно чувствуют себя в Москве, Питере, Магадане. Понятно, что рая земного не существует. Каждая страна несчастлива по-своему. Образование в России – предмет справедливой критики. Но, увы, идеальных систем образования не существует и на процветающем Западе.


Emdrone. Принуждение долгом в системе обучения
«В США - в отличие от традиционного общества - многие формы прямого принуждения заменены на принуждение долгом. Причем эти долги, в которых всю жизнь проводят американцы, не следствие их «глупости», но неизбежность: паразит, финансовый капитал, находящийся у власти в стране, её "системообразующая сила" просто так сконструировал жизнь, что выхода кроме как взять в долг у большинства населения нет. Можно сделать утверждение, что жизнь не в долг - одна из привилегий класса богатых. Ниже - еще один прекрасный пример.»


Существует байка, что во время посещения тов.Сталиным комитета по метеорологии он поинтересовался о точности прогноза. Когда ему сказали, что точность составляет 40%, то он посоветовал ученым давать прогноз прямо противоположный их расчетам, тогда точность повысится, как нетрудно догадаться, до 60%. Но, похоже, что мы вступаем в такой период климатических изменений, когда погода станет вообще непредсказуемой.


Гольфстрим умер
«Нас ждет новый ледниковый период. По последним спутниковым данным, Северо-Атлантическое течение (Гольфстрим) больше не существует, и вместе с ним прекратились и Норвежские течения. Эти два теплых течения воды на деле являются частью той же системы , которая имеет несколько названий, в зависимости от того, где в Атлантическом океане находятся. Вся система является ключевым элементом системы теплового регулирования планеты, это то, что защищало весь мир от нового ледникового периода. Эта термохалинная система циркуляции время в ряде мест умерла и умирает в других участках.»

вторник, 31 августа 2010 г.

Nota Bene! от 31 августа 2010 года

Как распродать целую страну, почему ломаются наши вещи и кто за это в ответе, как играли джаз в 70-х годах – в очередном выпуске рубрики Nota Bene!

Классические сюжеты актуальны всегда. И если подбирать для мирового кризиса наилучшее литературное воплощение, то это, несомненно, басня Крылова «Стрекоза и Муравей». Помните? «Попрыгунья Стрекоза / Лето красное пропела; Оглянуться не успела, / Как зима катит в глаза.» Зима мирового кризиса наступила и для стран-муравьев и для стран-стрекоз. Как выжить стрекозам эпохи глобализации, если за душой только дырявый государственный бюджет, растущая безработица и огромные долги?
Виктор Мараховский. Латвия: перед распродажей

«Неофициально представители правоохранительных органов и депутаты парламента, с которыми я беседовал, дружно называют реальную численность населения: 1,7-1,8 млн. человек (недостающие 400-500 тыс. - работают в Англии, Германии, Ирландии, Испании, России). Из оставшихся, как уже было сказано, каждый пятый сидит без работы. Порядка 100 тыс. человек (или 12-15% экономически активного населения) будут обеспечены в ближайшие месяцы «столатовыми стипендиями» - что составляет примерно размер «коммуналки» за однокомнатную квартиру в отопительный сезон. Фактически - речь идёт о деградации отдельно взятой страны при полном сохранении государства.»


Воистину, ничего нельзя в этом мире придумать. Все давно уже придумано до нас и не нами. У вас когда-нибудь ломалась бытовая техника? А машина? Причем ломалась аккурат тогда, когда истекал ее гарантийный срок. Буквально на следующий день или, если повезет, через день. И все. Если ремонтировать пылесос или стиральную машину, то по цене выйдет чуть дешевле, чем покупка новой. Проще выкинуть. Да, это заговор. И не говорите, что вас не предупреждали! Еще как предупреждали. В рассказе-памфлете Бориса Зубкова и Евгения Муслина «Непрочный, непрочный, непрочный мир». Найдите и прочитайте это грозное предупреждение. То, что казалось шуткой в 1966 году, стало обыденностью в 2010-м. Мир непрочных вещей наступает.
Андрей Реут. Всемирный заговор

«Колготки, бритвы, соковыжималки, даже горшечные цветы – всё это проходит сейчас через специалистов малоизвестной и не особо почетной профессии. У нее даже названия нет. Есть только термины вроде «планируемого старения» и «параметризации». Составные части удешевляются до предела, но так, чтобы они не сломались раньше своего времени. То есть гарантийного срока. Далее просчитывается, как эти самые паршивые детали будут взаимодействовать, чтобы сразу не отпугнуть покупателя. Это сложное искусство, которое производители хорошо оплачивают и держат в тайне. Такая параметризация – своего рода «табу», о котором не принято говорить. В рекламе мы слышим только о том, что товар «новый», «лучший» и т. п., хотя на деле он обычно ничем, кроме дизайна, не отличается от старого, а прослужит меньше.»


Жизнь советского джазмена 1970-х годов казалась невыносимо сложной и полной опасностей. На джаз официальные власти смотрели искоса, хотя к тому времени он из популярной музыки и символа разложения капитализма давно уже эволюционировал на том же Западе в музыку почти сугубо элитарную. Советский джазмен в своих глазах выглядел почти что подпольщиком, чуть ли не могильщиком социализма. На смену пролетарского булыжника пришли саксофон и виброфон. Революционная агитация велась на языке блюза, бибопа и авангарда. Джаз скрывался под крышами элитных ресторанов и звучал на свадьбах юных наследников партноменклатуры. Легендарное время. Время, на которое нельзя смотреть без улыбки. Ведь мы-то знаем, что пришло на смену так называемого «застоя».
Олег Стукалов. Блюз бродячего пса

«Я люблю играть в этом зале. Ровно в восемь на эстраде располагается наша скромная банда, и пианист – Васька – хрипловатым баритоном говорит: «Добрый вечер, уважаемые гости, эстрадный оркестр под управлением Василия Цесарского начинает свое выступление. Надеюсь, мы доставим вам удовольствие». И мы начинаем. Когда в ударе, всерьез берусь за свою трубу и довожу толпу до экстаза, до визга. Тогда им не до тряски, вихляния задами и бюстами. Тогда они с разинутыми ртами и ушами прочным стадом окружают эстраду. Уж я поддаю им жару и сам горю. Не выразить словами, когда весь сам превращаешься в звук. Звук родится раньше слова.»

вторник, 24 августа 2010 г.

Nota Bene!


Грядет ли новый «день триффидов», как работает сотовая связь и что такое глобализация в мире растений и животных – в очередном выпуске рубрики Nota Bene!


В фантастическом романе Джона Уиндема над ослепшим в результате космической катастрофы человечеством берут верх триффиды – странные растения, которые могут передвигаться по земле и убивать ядом. До поры до времени люди использовали триффидов как источник для выработки масла, не считаясь с потенциальной опасностью этих растений. И вот когда гром грянул, то оказалось, что немногочисленные оставшиеся зрячими люди не в силах противостоять новым хозяевам планеты. Скажете, что это всего лишь фантастика? Роман-катастрофа, призванный не столько предупредить, сколько развлечь читателя? Во времена, когда роман писался, еще никто не прозревал возникновение гено-модифицированных организмов. ГМО-растения все шире становятся пищей для человека. Но не наступит ли то самый «день триффидов», когда наше положение в пищевой цепочке радикально изменится?



«Новые супер-сорняки настолько жесткие, что сельскохозяйственные комбайны не могут собирать урожай на полях, а ручные орудия ломаются при попытке их срезать. По крайней мере, 400 000 га сои и хлопка только в Арканзасе покрылись этим новым мутантом биологической чумы. Подробных данных о других сельскохозяйственных районах нет, но предполагается что-то подобное.  Министерство сельского хозяйства США, будучи сторонником ГМО и агробизнеса, лжет об истинном состоянии урожая в США, чтобы частично скрыть мрачную реальность и не допустить взрывного восстания против ГМО на крупнейшем в мире рынке ГМО.»


Мы редко задумываемся над тем, как устроены вещи, которыми повседневно пользуемся. Телевизор, видеомагнитофон, СВЧ-печь, компьютер, плеер, сотовый телефон, наконец. Они кажутся нам такими привычными, что мы уже не удивляемся возможности разогреть еду за пару минут, узнать мировые новости, мгновенно найти нужную информацию в мировой паутине и позвонить домой с дачного участка. Предел возможности человека удивляться уже давно преодолен. И если завтра вдруг изобретут аппарат для мгновенной переброски человека на дальние расстояния, как об этом мечтают фантасты, то мы воспримем это почти как должное. Еще одна полезная вещь в быту. А уж как она устроена – кому это интересно?!


«Знаете ли вы, что происходит после того, как вы набрали номер друга на мобильном телефоне? Как сотовая сеть находит его в горах Андалусии или на побережье далекого острова Пасхи? Почему иногда неожиданно разговор прерывается? На прошлой неделе я побывал в компании Beeline и попытался разобраться, как устроена сотовая связь...»


Глобализация – это не только экономика, товарные и финансовые потоки без границ, свобода человеческих перемещений, это еще и размывание границ в биосфере. Человечество завоевало Землю. Теперь Землю завоевывают новые оккупанты – животные и растения. Рушатся привычные ареалы обитания братьев наших меньших, и они вслед за нами проникают на ранее недоступные им территории. И их уже не остановить. Они не подчиняются национальным и международным законам. Для них таможня и ВТО – пустой звук. Они плодятся и размножаются там, где отсутствуют их привычные враги. Их уже не депортируешь на родину как нелегальных иммигрантов. Они пришли всерьез и надолго. Возможно, навсегда.


«Если такие темпы появления чужеродных видов сохранятся, то уже через каких-то пятьдесят лет мы свою флору и фауну не узнаем. Посмот­рите, что происходит в Европе и США, где эти процессы начались раньше, чем у нас. В одной Флориде только 900 инородных растений! В Европе в некоторых местах практически нет уже ни своей флоры, ни своей фауны. Просто нет. Даже в национальных парках. У них разгуливает нутрия, стали гнездиться попугаи. Главная опасность: экосистемы теряют устойчивость. А они ведь отлаживались веками и обеспечивали чистый воздух, чистую воду, плодородие почв, биоресурсы… При вселении новых видов, это все может рухнуть.»

понедельник, 21 сентября 2009 г.

Реанимация


Данный блог был долгое время заморожен, а по сути - брошен. Но возникла интересная идея его реанимировать, но уже в ином - целевом качестве. Буду думать.